info@advacademy.ru

 

 

 

«Образование - не для диплома, а для карьеры»

ШКОЛА АДВОКАТУРЫ, ПРАКТИЧЕСКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ, ПОСТРОЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КАРЬЕРЫ ЮРИСТА

Правила защиты от субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления о признании должника банкротом

Правила защиты от субсидиарной ответственности - картинкаСудебная практика как нашей фирмы, так и изученная при подготовке к делам позволила сформировать четкое представление о том, при наличии каких обстоятельств и каких доказательств Арбитражные суды привлекают к субсидиарной ответственности, а когда, напротив, отказывают в этом.

Сегодня мы поговорим о привлечении к субсидиарке за несвоевременную подачу заявления о признании должника банкротом или вовсе неподача такого заявления.

Доводы кредитора или конкурсного управляющего, которые заявляют такие требования чаще всего заключаются в том, что руководитель или же учредитель организации должен был подать заявление о банкротстве в течение 1 месяца с момента вступления в законную силу решения суда о взыскании задолженности в пользу кредитора, если таковое решение не было исполнено.

То есть вступление решения суда о взыскании долга подтверждает неплатежеспособность должника. А так как законом предусмотрено, что в течение 1 месяца с момента неплатежеспособности возникает обязанность подать в суд на банкротство, невыполнение этой обязанности является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

И очень часто, только лишь при установлении вышеуказанного суды привлекают к субсидиарке.

Однако, при защите от привлечения к субсидиарной ответственности нужно указывать на имеющие не меньшее значение другие обстоятельства, приводить доводы и доказательства, которые бы свидетельствовали об отсутствии оснований для привлечения к такой субсидиарной ответственности.

Так, согласно разъяснений, данных Верховным судом, обязанность по обращению в суд возникает в тот момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был определить необходимость обращений в суд за признанием своей организации банкротом, в том числе, при наличии неплатежеспособности.

Если руководитель должника докажет, что, несмотря на временные финансовые затруднения (в частности, возникновении признаков неплатежеспособности), добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложив максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным.

Таким образом, момент возникновения обязанности обращения в суд в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В связи с этим, необходимо учитывать режим и специфику деятельности должника, а также то, что финансовые трудности в определенный период могли быть вызваны преодолимыми временными обстоятельствами.

Так по одному из дел суд первой инстанции обоснованно критично отнёсся к доводу конкурсного управляющего о том, что руководитель ООО «ВНИИПРОМГАЗ» должен был обратиться в суд с заявлением о признании общества банкротом не позднее 02.07.2015, т.е. спустя месяц после вступления в силу решения Арбитражного суда Московской области от 27.01.2015 по делу № А41-56853/14 о взыскании с должника в пользу ЗАО «РублевоАрхангельское» 22 133 000,00 рублей.

При этом, суд указал следующее:

  1. Неплатежеспособность не является тождественным понятием неоплаты конкретного долга отдельному кредитору. Неоплатность, как критерий очевидной несостоятельности для целей привлечения бывших руководителей к субсидиарной ответственности нельзя отнести к критериям, воспринятым судебной практикой, как основание для привлечения к субсидиарной ответственности.
  2. Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 18.07.2003 № 14-П - формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерском балансе должника, не является свидетельством невозможности общества исполнить свои обязательства. Такое превышение не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника, а приобретение отрицательных значений не является основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.
    Наличие кредиторской задолженности в определенный момент само по себе не может являться свидетельством невозможности организации исполнить свои обязательства, и, соответственно, не порождает обязанности по принятию решения и подаче заявления должника о признании его банкротом.
    Равно как и факт подачи исков к должнику сам по себе не свидетельствует о неплатежеспособности последнего либо о недостаточности у него имущества.
  3. Факт наличия кредиторской задолженности не отнесен Законом о банкротстве к обстоятельствам, из которых возникает обязанность руководителя обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Сам по себе момент возникновения признаков неплатежеспособности хозяйствующего субъекта может не совпадать с моментом его фактической несостоятельности.
  4. По общему правилу недостаточность имущества определяется по бухгалтерской отчетности должника, на последнюю отчетную дату, предшествующую совершению сделки и/или иного действия.
    В частности по указанному делу, суд обосновал отсутствие неплатежеспособности бухгалтерским балансом должника, согласно которого на конец 2015 года активы ООО «ВНИИПРОМГАЗ» составляли 52 467 тыс. руб., на конец 2016 года - 20 558 тыс. руб., на конец 2017 года - 20 523 тыс. руб.
    Как обоснованно указал суд первой инстанции, содержание указанного документа на предполагаемую дату наступления обязанности по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом свидетельствует о том, что должник не имел признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества.
    Ввиду того, что бухгалтерский баланс должника за 2015 г. был положительным, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о том, что у директора не возникло обязанности по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом.
  5. Кроме того, для подтверждения отсутствия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности следует ссылаться на то, что организация под руководством конкретного лица после указанной конкурсным управляющим или кредитором даты наступления неплатежеспособности осуществляло хозяйственную деятельность в целях преодоления убыточного состояния.
    Так по указанному делу суд указал, что на протяжении 2015-2016 годов ООО «ВНИИПРОМГАЗ» (должник) под руководством Семеновой Е.М. (лица, привлекаемого к ответственности) осуществлялся экономически обоснованный план по выходу из сложившейся ситуации, направленный на реализацию проекта газификации жилого поселка ООО «ЖК «Балтия» -  мероприятия по преодолению кризисного состояния, а не прекратило деятельность, как указывает конкурсный управляющий.
    В частности, из выписки по расчетному счету следует, что ООО «ВНИИПРОМГАЗ» выполнялись работы в целях газификации зданий ООО «Флагман», осуществлялось исполнение обязательств из договора с ООО «Мегаполис», что обеспечивало поступление денежных средств на расчетный счет должника.
    Хозяйственная деятельность должника подтверждается также тем, что в штате ООО «ВНИИПРОМГАЗ» на дату вступления в силу решения суда, на которое ссылается заявитель, состояло около 13 человек, которым регулярно выплачивалась зарплата, за них уплачивались обязательные платежи в ПФР и ФСС.
    Также общество продолжало платить взносы в СРО «Объединение строителей», что опровергает довод управляющего об отсутствии у общества намерения осуществлять какую-либо деятельность.
    Более того, анализ выписок по расчетным счетам показывает, что Семенова Е.М. неоднократно давала займы (требования о возврате которых, среди прочего, не были заявлены ко включению в реестр требований кредиторов) для поддержания текущей хозяйственно деятельности общества.
  6. Руководитель должника не может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам общества только по тому основанию, что он является руководителем общества и имел право давать обязательные для общества указания либо иным образом имел возможность определять его действия.     

В результате позиция по делу должна быть сведена к следующим выводам:

  1. Предпринятые руководителем меры являлись разумным предпринимательским риском, который не может быть основанием для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по обязательства должника.
  2. В обычной хозяйственной деятельности наличие у хозяйствующего субъекта кредиторской задолженности является одной из экономической составляющих хозяйственного оборота.
  3. Указанное обстоятельство в совокупности с утверждениями заявителя о возникновении у руководителя должника обязанности по обращению в суд с заявлением о признании его несостоятельным при появлении формальных признаков неисполнения обязательства перед кредитором, приведет к автоматической презумпции вины руководителя, не будет побуждать руководителей должника разрешать экономически неблагоприятные ситуации, во избежание ответственности, что будет препятствовать созданию благоприятных условий экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

Защита от субсидиарной ответственности - картинкаКроме того, невозможно привлечь к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления о банкротстве по тем обязательствам – долгам, которые возникли после даты, о которой заявляется, как о дате неплатежеспособности.

То есть, если решения суда о взыскании долга вступило в силу 11.01.2021г. и указывается на необходимость обращения в суд 11.02.2021, то субсидиарная ответственность возможна только по тем долгам, которые возникают после последней даты, а не по тем, которые были подтверждены решением суда и явились основанием для утверждения о неплатежеспособности.

Связано, это с тем, что смысл статьи о привлечении  к субсидиарной ответственности за несвоевременное обращение в суд за банкротством состоит в том, что должник в лице руководителя или учредителя вводит в заблуждение контрагентов относительно своего имущественного положения, то есть, понимая об очевидной невозможности исполнения обязательств перед новым кредитором, принимает на себя новые долги.

Невыполнение руководителем требований Закона об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица.

Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения.

Хотя предпринимательская деятельность не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования.

В пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, действовавшем ранее, статье 61.12 Закона о банкротстве, действующей в настоящее время, законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между обманом контрагентов со стороны руководителя должника в виде намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства, о которых он должен был публично сообщить в силу Закона, подав заявление о несостоятельности, и негативными последствиями для введенных в заблуждение кредиторов, по неведению предоставивших исполнение лицу, являющемуся в действительности банкротом, явно неспособному передать встречное исполнение.

Субсидиарная ответственность такого руководителя ограничивается объемом обязательств перед этими обманутыми кредиторами, то есть объемом обязательств, возникших после истечения месячного срока с момента возникновения неплатежеспособности.

Такого толкования основания для привлечения к субсидиарной ответственности придерживается Верховный Суд Российской Федерации в определении от 21.10.2019 по делу № А40-155759/2019.

Таким образом, долги, явившиеся основанием для возникновения неплатежеспособности, а также иные, требования по которым подлежало исполнению до этого момента, не могут включаться в размер субсидиарной ответственности.

 
 

Создано в студии FRESH WEB   Все права защищены. Ревякины и партнёры.